Летопись Покровской церкви села Кудиново

Первоначальная деревянная «клетская» церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, которая находилась в Московском уезде Каменского стана «на погосте Покровском на речке Шероходке», впервые упоминается в архивных документах в XVI веке.
Рядом с погостом Покровским находилась «вотчинная деревня Новая, Анкудинова тож», принадлежавшая думному дьяку Федору Лихачеву да брату его Богдану Терентьеву по государственной грамоте 1616 года и «по приправочной книге Ивана Филатьева 1597 года». В 1597 году в деревне находился двор вотчинников и три двора крестьянских и бобыльских. Трудно назвать дату строительства первой деревянной церкви, но в 1597 году она уже была, так как погост носил ее имя. Погостом на Руси называли селение с церковью и кладбищем. Это был центр административно–податного округа (церковь платила подать – дань).
Становление храма и служение первых священников проходило в трудные для России годы: смена монархической династии, безначалие в стране, самозванцы, раздоры среди бояр, нашествие поляков. Смутное время опустошило страну, ввергло ее в тяжелейшее экономическое положение, которое неизбежно коснулось и нашего села.

Представить эту эпоху можно, прочитав исторический роман Михаила Загоскина «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году». В романе описывается первая деревянная кудиновская церковь и священник Иеремия Афанасьев. С именем этого настоятеля связана легенда, которая появилась благодаря вышеуказанному роману. В то время Россия была оккупирована поляками, русские люди вынуждены были без правителя противостоять сильным врагам. Время было настолько критическим, что, казалось, наше государство доживало последние дни. И все же русские не считали себя побежденными. Русь находилась тогда в состоянии духовного напряжения и просветления, в стране поднималось освободительное движение. В Богородском уезде был организован партизанский отряд, руководителем которого стал настоятель Покровского храма отец Иеремия. Роман представляет его человеком с твердым характером, не щадившим сил на борьбу с врагами Православия и Родины. В романе Загоскина описывается, как отец Иеремия венчал в Покровской церкви главного героя романа — молодого князя Юрия Милославского. Конечно же, эта история всего лишь вымысел, как вымышлен был и её главный герой. Но ведь это и не столь важно, кем являются прихожане — князьями или крестьянами, богатыми или бедными; храм — это дом Божий, а перед Богом все люди равны. В любом православном храме, будь то сельская церковь или величественный кафедральный собор, во время литургии хлеб и вино пресуществляются в Тело и Кровь Христа, пострадавшего за нас, и благодать Господня дается не за солидность и знатность, а по милости Божией.
В примечании к роману Загоскина утверждается, что сам отец Иеремия Афанасьев — лицо историческое, прожил он 117 лет, их них 97 лет священствовал, начал служить при Борисе Годунове, а сдал свой приход сыну Никите при императоре Петре I. Упоминается имя о.Иеремии и в журнале «Странник» за ноябрь 1878 года, где говорится, что прожил он 130 лет.

В 1623-24 годах церковь Покрова Пресвятой Богородицы числится уже с приделом святителя и чудотворца Николая. Построена она была Федором Лихачевым. «У церкви были: во дворе поп Родион Семенов, во дворе пономарь Давыдка Андреев, во дворе просвирница Оринка, вместо церковного дьячка Ивашки Семенова; пашни паханыя, церковныя земли и лесом поросло 10 четвертей в поле, а в дву потомуж, сена 10 копен». В окладной книге Патриаршего Приказа за 1629-30 год церковь упоминается как «новоприбылая» (построена в 1629 году) и подлежащая дани по новому окладу. Вторая деревянная церковь, по-видимому, также была построена на средства владельца вотчины Федора Федоровича Лихачева.

Жизнь владельца села Федора Федоровича Лихачева была интересной: начал служить он в конце XVI века – подьячим, потом дьяком Стрелецкого Приказа. В Смутное время выдавал жалование полякам, в 1613 году подписал грамоту, утверждающую избрание на царство Михаила Федоровича Романова. Был дьяком в Казани. В 1622 году стал думным дьяком в Разряде. С этого времени бывал у государева стола на праздниках, по случаю приема послов. Во время отъездов царя был одним из тех, кто «ведал» Москву. В 1627 году присутствовал при прениях по поводу «Катехизиса» Лаврентия Зизания, был справщиком. До 1627 года возглавлял Земской Приказ, в 1629 – Разбойный Приказ. В 1630 году был дьяком Посольского Приказа, участвовал в приемах гонцов, послов иностранных государей. В 1641 году Лихачева пожаловали в печатники (хранителя Государственной печати), а в 1644 году – в думные дьяки.
В 1646 году он уже владел землей в шести уездах Московского государства. В конце жизни, с разрешения царя, принял монашество и скончался в схиме (с монашеским именем Филарет) около 1653 года. Погребен в Псково-Печерском монастыре.

Само название села Кудиново происходит от имени, собственного Акиндин (Анкудин), вероятно, одного из первых владельцев деревни Анкудинова.
В 1646 году вотчина все еще находится во владении Федора Лихачева, и деревне тогда числилось 10 крестьянских дворов.
По смерти Лихачева его владение досталось в 1657 году его зятю, князю Ивану Семеновича Прозоровскому (погибшему в 1670 году), который был женат на дочери Федора Лихачева Прасковье Федоровне.

Князь Иван Семенович Прозоровский воевал с молодых лет, отличался храбростью и умением, был стольником при царе Алексее Романове. Неоднократно был рындою при приеме послов. Воевал с поляками и шведами. Возглавлял важные посольства.
В 1667 году был послан в Астрахань усмирять бунт Стеньки Разина и обратил в бегство его войско. Разин был вынужден просить прощения у государя. Но вскоре обнаружился обман: отпущенный на свободу Разин осадил Астрахань.
Прозоровский защищался героически, платил жалование стрельцам из своих денег, но все-таки подкупом и хитростью Разину удалось переманить часть гарнизона на свою сторону. Князь был тяжело ранен, его отнесли в храм, и верный его друг митрополит Иосиф причастил его. Бунтовщики нашли Прозоровского, вынесли его из храма, положили на голую землю над раскатом реки на всю ночь. Утром пришел Разин и что-то сказал князю на ухо. Тот отрицательно покачал головой. Тогда Разин столкнул его с обрыва.

Дочь Ф.Ф.Лихачева – княгиня Прасковья Федоровна – вышла замуж в 1643 году. В 1656 году была пожалована в боярыни, а в 1667 году стала верховной боярыней Московского двора, но в том же году уехала с мужем и двумя младшими сыновьями (двумя Борисами, 16 и 8 лет) в Астрахань. После разгрома Астрахани и трагической смерти супруга скрывалась в кельях митрополита Иосифа. Её нашли, забрали детей, чтобы отвезти к Разину, и Борис младший был казнён. Сама княгиня со средним сыном спаслась. Умерла в январе 1687 года.

С 1678 года вотчиной владел их сын – Петр Иванович Прозоровский.
Именно при нем деревня Новая, Анкудинова стала называться селом Кудиновым. В нем тогда находились: двор вотчинников, двор приказчика и 11 дворов крестьянских и бобыльских, всего проживало 34 человека.

По дозорным книгам Патриаршего Казенного Приказа 1680 года «церковь Покрова Пресвятыя Богородицы, да в приделе Николая Чудотворца, деревянная, у церкви во дворе поп Иеремия Афанасьев со причетники; церковною землею владеет он, поп со причетники, по писцовым книгам».

При князе П.И. Прозоровском начале XVIII века был устроен новый придел во имя святого пророка Илии.

«В переписной книге 1704 года значится: погост Покрова Богородицы в селе Кудинове, что слывет Кудиновским, деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. При ней были священники Никита Еремеев, 1704-1726, и Иван Никитин, 1726-1735, и диакон Матвей Сергеев, 1712-1726 гг.».

Это было время царствования Петра I – время важнейших государственных преобразований – строительства заводов и мануфактур, развития торговли, создания регулярной армии и флота. В двадцатых годах XVIII века началось гонение на Церковь и монашество, было ликвидировано патриаршество.

Сыну о. Никиты – отцу Иоанну Никитину, – тоже выпало служить в непростое время: за короткий срок (9 лет) на царском престоле сменилось 3 правителя – Екатерина I, Петр II – двенадцатилетний подросток, умерший накануне свадьбы, и Анна Иоанновна, при которой главную роль в государстве играл немецкий герцог Бирон. Немецкие вельможи правили Православной Русью, и снова были гонения на Церковь, а монашество почти перестало существовать.

В то время село Кудиново, как и вся страна, тоже переживало частую смену владельцев. После князя Петра Ивановича Прозоровского село Кудиново досталось в 1720 году его дочери, княгине Настасье Петровне, бывшей замужем за князем Иваном Алексеевичем Голицыным, родным братом дядьки Петра Великого.

Их сын – князь Ф.И. Голицын, – продает свое недвижимое имение при селе Кудиново князю Василию Долгорукову, у которого оно было конфисковано во время опалы на Долгоруковых в 1730-х годах, и в 1736 году по указу Правительствующего Сената «отказано» дяде Ф.И. Голицына – полковнику Михаилу Салтыкову.

Из исповедных ведомостей Вохонской десятины за 1761 год известно, что в том году священником был 79-летний Иоанн Федоров.

К сожалению, не осталось никаких сведений об отце Иоанне Федорове, кроме его имени и имени его супруги – Евдокии Гавриловны. В 1761 году у них было трое детей, и, по-видимому, старший сын Иоанн стал следующим священником нашего храма.

Село Кудиново и деревня Белая в тот год принадлежали Евдокии Александровне и Марии Александровне Долгоруковым, сельцом Черепково владела Анна Ивановна Вельяминова-Зернова.

В приходе были вотчины: графа П.И. Шувалова (деревня Чуваксино), князя А.Г. Разумовского (деревня Тимохова), князя П.Б.Черкасского (деревня Быково), князя А.Н. Волконского (сельцо Каменка) и других. Всего же в приходе насчитывалось 474 мужчины и 478 женщин.

Во второй половине XVIII века, уже при Екатерине II, село Кудиново с церковью Покрова Пресвятой Богородицы принадлежало богатому роду Зиновьевых. В августе 1779 года домоправитель Кудиновской вотчины Андрей Шветов обращается в Духовную Консисторию с прошением разрешить построить в вотчине его хозяйки Авдотьи Александровны Зиновьевой (супруги Ея Императорского Величества действительного камергера Александра Николаевича Зиновьева) вместо ветхой деревянной церкви с двумя приделами новый деревянный храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделами пророка Илии и Николая Чудотворца.

Возможно, перед этим храмом существовал третий деревянный храм, который может быть датирован 1750-1760 годами по антиминсу придельной церкви пророка Илии, освященному Преосвященным Митрополитом Московским Тимофеем Щербатским 23 февраля 1762 года. Впрочем, вероятно, что перестраивался только придел.

По резолюции Преосвященного архиепископа Московского и Калужского Платона (Левшина) велено было «учинить справку» о Покровской церкви в архиве Консистории «и если сумнений не окажется, представить храмозданную грамоту». По справке из Консистории 1779 года церковь Покрова села Кудинова «показана деревянного здания, в твердости, утварью довольна, точию кровля ветха». При церкви числилось 154 двора, в них мужчин 495, женщин 445 душ.

7 сентября 1779 года архиепископ Московский Платон подписал храмозданную грамоту на строительство новой деревянной церкви «доброю и благопристойною архитектурою… и в алтаре престол поставить в указанную меру… и по построении оную убрать святыми иконами и прочим церковным благолепием и когда построена и всем украшена будет об освящении просить с прибавлением описи церковной утвари».

24 сентября 1780 года домоправитель вотчины и священник храма отец Иоанн Иоаннов просят Консисторию «освятить вновь построенный храм в честь Покрова Богородицы». К прошению прилагалась опись церковного имущества, датированная сентябрем 1780 года. В храме был пятиярусный иконостас «столярной чистой работы, весь позлащен, с резными же позлащенными царскими дверями». В первом ярусе были образы Всемилостивого Спаса и Покрова Пречистой Богородицы, на южной двери – образ диакона Кирилла, Параскевы Пятницы, на левой стороне – образ Казанской Богоматери и Николая Чудотворца (с серебряным ковчегом с мощами святого Иоанна Блаженного, святителя Николая Чудотворца и святого столпника Никиты Переславского). Последняя икона как основная святыня храма сохранялась до конца XIX века и числится в описи церкви 1868 года. На северной двери был образ архидиакона Стефана и великомученика Георгия.

Во втором ярусе располагался праздничный чин с двойными иконами на одной доске (Воскресение Христово и Вход Господень в Иерусалим, Вознесение Господне и Живоначальная Троица, Успение Богородицы и Воздвижение Креста). В этом же ярусе выделялся образ Богоявления с шестью серебряными венцами и образ Боголюбской Божией Матери с серебряными принадлежностями.

Третий ярус – апостольский, четвертый – пророческий.

Иконостас завершался пятым ярусом с иконописным Распятием Господа и предстоящими Богородицей и Иоанном Богословом.

В алтаре были образы Знамения Пресвятой Богородицы (с двумя венцами серебряными и позолоченными). Владимирской Богоматери в серебряном окладе и деревянный крест с иконным писанием. На горнем месте образ Спаса Нерукотворного. Над Царскими дверями – образ Благовещения Богородицы. На престоле были оловянный ковчег для хранения Святых Даров, серебряный крест и деревянный, обложенный серебром. Из богослужебных предметов – серебряный потир, дискос, звездица, позолоченная лжица, два блюдца.

В трапезной части церкви располагались иконы Спасителя, священномучеников Флора и Лавра, святителя Димитрия Ростовского Чудотворца, великомученика Георгия. Церковь освещалась большим медным паникадилом.

Новопостроенный храм имел хорошую церковную библиотеку с набором необходимых богослужебных книг, включая редкие издания Евангелия.

28 сентября 1780 года храм был освящен, а 9 июля 1781 года освятили приделы. Освящения совершил член Консистории архимандрит Симон из Спасо-Андроникова монастыря.

В то время в храме служили: священник Иоанн Иоаннов (бывший до 1785 года благочинным), диакон Яков Федоров, дьячий Андрей Иванов, пономарь Иван Яковлев. Церковным старостою был крестьянин Андрей Гаврилов.

После постройки новой деревянной Покровской церкви о. Иоанн с прихожанами обращаются с прошением к архиепископу Платону о разрешении вместо прежнего иконостаса поставить новый «резной, позлащенный», а старый поднять вверх в восьмерик, «церковные стены снаружи и кровлю раскрасить и колокольню на другое удобное, у новопостроенной церкви, место переставить, и старую ветхую церковь разобрать и на колоколенный завод продать». Указ с разрешением из Консистории был подписан в апреле 1783 года.

В начале 80-х годов XVIII века село Кудиново и деревня Белая составляли вотчину госпожи А.А. Зиновьевой. При селе состояла усадьба с деревянным помещичьим домом и ухоженным парком. В приходе состояли усадьбы помещиков при сельцах Сафонове, Василеве, Островках, Каменке господ Юшковых, Голохватовых, Елагиных, Окуловых, купца Земскова. Всего в приходе в 1782 году состояли 172 двора с населением 619 человек мужского пола и 587 – женского.

В клировой ведомости за 1785 год читаем: «Богородской округи Вохонской десятины село Кудиново, в нем церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы с двумя приделами, деревянная в твердости, утварью довольна. Священник Иоанн Иоаннов, 42 года, в чтении и пении искусен, в школе не обучался, состояния не худого… Содержание имеет от доходов приходских…»

Из исповедных ведомостей церкви за 1789 год узнаем более подробно, какие селения составляли тогда приход: село Кудиново и деревня Белая (генеральши Авдотьи Александровой Зиновьевой), сельцо Сафоново и деревня Исаково (генеральши Настасьи Петровой Юшковой), сельцо Василево (генерала И. Голохватова и А.Ф. Елагина), деревня Тимохово (князя А. Разумовского), сельцо Колонтаево (подполковника Н. Арсеньева), сельцо Островки (князя Т.А. Потемкина), сельцо Черепково (лейб-гвардии прапорщика Вельяминова-Зернова), сельцо Каменка (премьер-майора М.Г. Окулова). В приходе состояло 179 дворов, 660 мужчин и 652 женщины.

В 1796 году умирает Екатерина II, оставив стране огромный долг, равный примерно трем годовым национальным доходам. В России одно горе шло за другим – войны, крестьянские восстания, пугачевщина. Затем недолгое, но тяжелое время правления Павла I (1796-1801), бывшего Магистром Мальтийского Ордена и смотревшего на духовенство, как на одну из «государственных служб».

С 1801 года начинается царствование Александра I. Войны с Турцией и Швецией сменяются войной 1812 года.

Заняв Москву, Наполеон распорядился создать вокруг Москвы ряд опорных пунктов для защиты от нападений и для обеспечения сбора продовольствия. В связи с этим на Владимирскую дорогу, расположенную недалеко от наших мест, были направлены части корпуса маршала Нея (герцога Эльхингенского). 22 сентября 1812 года войска корпуса заняли город Богородск, уездный центр, и удерживали его до 2 октября. Из Богородска французы неоднократно выезжали за фуражом, угоняли скот.

В стране в это время развернулось партизанское движение. Крестьяне или уничтожали отдельные французские отряды, или уводили в леса скот, увозили хлеб. Именно в Богородском уезде действовал самый многочисленный отряд, созданный в ходе Отечественной войны 1812 года. Из Богородска же французы доходили даже до сельца Каменки (ныне г.Электроугли), где находят их захоронения. По–видимому, не миновали они и Кудиново, и деревню Белую.

После войны была составлена новая опись храма: святой антиминс за подписанием Преосвященного митрополита Платона, четыре Евангелия с серебряными и позолоченными окладами, четыре серебряных креста, серебряные вызолоченные богослужебные сосуды; ризы парчовые, бархатные, штофные, атласные. В приделах святые антиминсы на атласе за подписанием Преосвященного митрополита Тимофея.

В настоящей церкви в алтаре хранился крест выносной резной иконного писания и образы Знамения Божией Матери в кованной серебряной ризе с двумя серебряными позолоченными венцами, Божией Матери Умиление, Воскресения Христова, Спаса Нерукотворного.

Иконостас был резной, позолоченный. Царские двери тоже резные с иконным писанием, вызолоченные. Как и в описи 1780 года, описаны все иконы. Отмечены столярные позолоченные иконостасы приделов. «Посреди церкви висело паникадило о 30 подсвечниках, в приделе св. пророка Илии – о 12 подсвечниках, а в приделе Николая Чудотворца – о 18.

В храме была богатая библиотека с редкими изданиями. На деревянной колокольне – 6 колоколов.

В начале XIX века в Кудиново начал развиваться кирпичный промысел. Вокруг села были залежи белой глины. Крестьяне добывали ее зимой, сушили и летом обжигали в собственных горнах. Обычно кирпич продавали и на эти средства жили, так как земля была довольно бедной и больших урожаев не давала. Даже о. Иоанн Иоаннов вел небольшое производство кирпича, так как средств от прихода на семью не хватало.

В это же время, в 1815 году недвижимое имение (село Кудиново, деревня Белая) переходит к новому владельцу – князю Юрию Владимировичу Долгорукову.

Князь Юрий Владимирович Долгоруков родился в 1740 году. В 9 лет он был записан унтер-офицером на службу, в 1755 году определен адъютантом к своему отцу генерал-лейтенанту В.П. Долгорукову и произведен в капитаны. Участвовал в войне с Пруссией. В 1759 году за мужество, оказанное в сражениях при Пальциге и Франкфурте-на-Одере, был произведен в подполковники. При войне с Турцией князю, никогда не служившему на флоте, поручили командование кораблем «Ростислав». И князь оправдал свое назначение храбростью и искусством в Чесменском бою. Был награжден Георгиевским крестом и орденом святого Александра Невского. Позже служил в армии графа Румянцева. В ходе Второй Турецкой войны князь участвовал в осаде Очакова (1788 год), в 1789 году разбил и пленил турецкого пашу под Кишиневом, овладел Анкерманом и Бендерами и за эти подвиги был награжден орденом святого Андрея Первозванного.

Свою службу князь окончил генерал-аншефом и главнокомандующим в Москве. В 1797 году был уволен от службы, с мундиром. Скончался в Москве 8 ноября 1830 года на 91-м году от рождения.

При князе Ю.В. Долгорукове было решено строить каменную Покровскую церковь. О начале строительства данных не сохранилось, но в описи 1868 года значится, что в церковной ризнице хранилась храмозданная грамота, датированная 11 июня 1815 года и подписанная управлявшим Московской епархией после войны 1812 года архиепископом Августином (Виноградским) – выдающимся церковным иерархом XIX века. По его благословению князь приступил к строительству каменной церкви.

Прихожане жертвовали на строительство свой кирпич. В приходной церковной книге за 1816 год значилось, что отец Иоанн Иоаннов пожертвовал на строительство 1555 рублей ассигнациями, вырученными от производства белого кирпича.

По клировой ведомости 1819 года церковь Покрова Пресвятой Богородицы «деревянная, кровлею обветшавшая, утварью довольна, и все к священнослужению имеется, вместо оной строится вновь каменным зданием, в том же именовании с двумя приделами…»
С 11 августа 1818 года священником храма становится сын о. Иоанна – Евдоким Иванов Покровский.

Вместо умершего в 1815 году диакона Ивана Иванова новым диаконом становится его сын Михаил Иванов Виноградов.
Дьячком церкви служил Василий Иванов.
Пономарем был Иван Васильев.
Должность просфорницы исполняла вдова умершего диакона церкви Ивана Иванова – Акилина Яковлева.
Таким был причт Покровской церкви в 20-е годы XIX века.

Из клировых ведомостей 1822 года узнаем о церкви следующее: «…с благословения архипастырского строится церковь каменная с двумя приделами, которые уже построены и освящены 8 июля 1820 года, а для настоящей церкви и колокольни каменных готовится еще материал».

В то время в приходе было 168 дворов, 850 мужчин и 935 женщин. Земли при церкви было 33 десятины, дома у священнослужителей были свои деревянные, на церковной земле.

К приходу относились: село Кудиново, деревня Белая, сельцо Черепково (владение князя Ю.В. Долгорукова), деревня Исакове (надворных советников Ф.С. Протасова и И.Л. Насекина), сельцо Сафонове (тех же господ), сельцо Василево (генеральши Н.Д. Лопухиной и прапорщика А.А. Елагина и его дочери А.А. Елагиной), деревня Быково (бригадира Н.Л. Пушкина), сельцо Каменка (полковника П.М. Окулова и его брата майора Е.М. Окулова).

После смерти князя Ю.В. Долгорукова, в 30-х годах XIX века вотчиной владел князь Петр Дмитриевич Салтыков. При нем продолжалось и заканчивалось строительство каменного храма.

В 1827 году была достроена колокольня, а настоящая церковь была выстроена под второй карниз к 1831 году.

С этого времени упоминается и деревянная часовня в сельце Василеве. Окончательно же строительство храма было завершено в 1835 году. И 8 февраля 1836 года храм освятил епископ Исидор, викарий Московский.

С этого времени все клировые ведомости церкви начинались словами:
«1. Построена в 1835 году, тщанием прихожан.
2. Зданием каменная, с таковою же колокольнею и оградою крепка, на которую план и фасад имеются и хранятся в ризнице.
3. Престолов в ней три: в настоящей холодной во имя Покрова Пресвятой Богородицы, в теплых приделах: к южной стороне во имя Святителя и Чудотворца Николая; к северной – во имя Святого Пророка Илии…»

В 1848 году причт храма состоял из священника Евдокима Иванова Покровского, диакона Ивана Стефанова Хотьковского, дьячка Федора Иванова, пономаря Михаила Константинова Фелицина. Просфорницей была Ирина Егорова.

К 1850 году в приходе храма состояли 173 двора с населением более 2500 человек. Вотчиною же в то время владела помещица – коллежская ассессорша Анна Михайловна Каринская.

В «Указателе селений Московской губернии за 1852 год» отмечено, что в самом селе Покровском – Кудиново Богородского уезда 67 дворов с населением 297 человек мужского пола и 341 – женского.
В 1852-57 годах храм и кладбище обнесли каменной оградой. Сделана эта работа уже при новом священнике, внуке о. Евдокима – Иоанне Васильеве Смирнове.

В 1857 году о. Евдоким был уже вдов, жил в доме своего внука, находясь за штатом. Умер в 1858 году.
При о. Иоанне Смирнове просфорницей была Александра Петрова, определенная в Покровский храм Преосвященным Алексеем, епископом Дмитровским, викарием Московским.

К 1858 году в приходе храма состояли владения: госпожи А.М. Каринской (с. Кудиново, д. Белая и Черепково), госпожи Гомзиной и господ Протасьевых (д. Исакове и с. Сафоново), госпожи Скордули (с. Василево), господина Гессе (д. Соколово, господ Лебедева и Королькова (с. Каменка). Всего было 278 дворов с населением 2510 человек.

В 1859 году для колокольни был отлит большой колокол весом в 203 пуда. В феврале 1861 году причт и прихожане Покровской церкви обратились к митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету за разрешением «распространить трапезную теплую церковь, так как в зимнее время по многодушеству прихода она стала тесной и на сей предмет имеем мы церковных денег 4800 рублей серебром…, 50000 красного кирпича и 60000 белого кирпича, пожертвованного нашими прихожанами от своих заводов…»

В селе был развит кирпичный промысел, с 1840 по 1900 год было открыто 18 кирпичных заводов, которые вырабатывали белый кирпич разных сортов, метлахскую плитку и лещадь.
23 февраля 1861 года Московскую Духовную Консисторию был представлен проект на распространение трапезы церкви, который затем рассматривался Московской губернской дорожной и строительной комиссией. Составлял проект архитектор Л.Н. Львов, в 1850 году окончивший Московское дворцовое архитектурное училище. 14 апреля 1861 года комиссия отметила, что «архитектурный характер новой пристройки не соответствует существующему зданию церкви и колокольни, а предложенное устройство крыши неудобно…», исправила проект красными чернилами и утвердила его в таком виде.
По осмотре церковного здания благочинный священник Василий Розанов сообщил в консисторию, что «трапезная церковь внутри в длину имеет 14 аршин (около 10 метров), из коих устроенные на правой стороне приделы занимают по 5 аршин (3,5 метра) каждый, в ширину же имеет 16 аршин (более 11 метров), отчего в зимнее время бывает очень тесна для прихожан, коих при сей церкви находится 2612 душ обоего пола, при распространении оной предположено вновь прибавить по 6 аршин (4 м 26 см) с каждой стороны в ширину, на что по исчислению архитекторского помощника Львова назначено: буту куб. саж. 18 и 3/4 (около 40 м3), нетесанного камня 968 штук, белого камня – 760 штук, извести – 410 бочек, железа на связи 40 пуд (около 655 кг), железа листового на крышу 75 пуд (1228 кг), кирпича красного 174800 штук».
При осмотре присутствовали: священник из Купавны о. Петр Петропавловский, о. Иоанн Васильев Смирнов, диакон Иоанн Стефанов Хотьковский, дьячок Александр Федоров Покровский, пономарь Василий Григорьев Скворцов, староста церковный Федор Евдокимов Жохов.

Указом из Московской Духовной Консистории с благословением митрополита Филарета было дозволено «распространить в том селе трапезную церковь». Работы по строительству длились до 1863 года, когда «один из приделов во имя Святителя Николая сего же 1863 года ноября 17 дня освящен, а другой придел еще не отделан». Освящение придела происходило уже при новом священнике, сыне о. Евдокима – Георгии Евдокимове Победоносцеве, который приступил к своим обязанностям с 12 мая 1863 года в возрасте 57 лет.
Вместе с ним служили: диакон Иоанн Стефанов Хотьковский, новый дьячок Петр Федоров Полтев, новый пономарь Василий Петров Смирнов и новая просвирница Евдокия Иванова.

В то время вотчиной владел господин Карпович. Ему принадлежали: с. Кудиново (83 двора с населением 582 человека), д. Белая (27 дворов с населением 202 человека), сельцо Черепково (9 дворов, 57 человек). Всего же в 1864 году в приходе Покровской церкви числилось 335 дворов, 1095 человек мужского пола и 1468 – женского.

При о. Георгии Победоносцеве в 1868 году составляется наиболее полное описание имущества храма, которое до сих пор хранится в архивах.

В настоящей Покровской церкви в алтаре находился престол кипарисовый, на котором был антиминс шелковый голубого цвета, освященный 8 февраля 1836 года. На горнем месте находилась икона Господа Саваофа. В алтаре были иконы: Знамения Пресвятой Богородицы, Божией Матери Умиление в серебряных позолоченных ризах, иконы Страстной и Смоленской Божией Матери, Снятие Господа с Креста, Положение во гроб, Моление о чаше. Здесь же хранилась живописная плащаница на бархате малинового цвета, вышитая золотом, с золотой же бахромой с кистями. Иконостас настоящей церкви в 1868 году был четырехъярусный, окрашенный голубой краской с местами позолоченной резьбой. Царские врата были резными, сквозными, с иконами Благовещения и четырех евангелистов.
Среди икон местного ряда были образы Спасителя, Скорбящей Божией Матери и Казанской Божией Матери. Богатым убранством выделялись иконы: Покрова Пресвятой Богородицы (высотой 1 м 6 см и шириной 71 см), украшенная массивной серебряной ризой с позолоченным венцом и весом 6 кг, и Троеручица, риза и венец которой были серебряные позолоченные, украшенные мелким жемчугом весом около 85 г., тремя алмазными звездами и 140 зелеными камнями. На алтарных дверях были изображения архангелов Михаила и Гавриила.
Во втором ярусе находились иконы двунадесятых праздников, известные по описи 1780 года.
Третий ряд – апостольский. В середине, в полукруге, была расположена икона «Моление о чаше», а по бокам – шесть икон с изображением апостолов, по две фигуры на каждой.
Четвертый ярус – пророческий. Посередине – икона Распятия Господня, по сторонам – 8 икон со сдвоенными фигурами пророков.
Иконостас завершался иконой Воскресения Христова с позолоченным сиянием. По сторонам ее располагались две полукруглые иконы – Биение Иисуса Христа у столпа и Возложение тернового венца на главу Иисуса Христа.
Из икон вне иконостаса по сторонам клиросов выделялись образы Господа Саваофа, Смоленской Божией Матери (в медной посеребрённой ризе с позолоченным серебряным венцом, в середине которого была корона из красных и зеленых стекол, вверху иконы – изображение Господа Саваофа, а внизу – святого Тихона Чудотворца, святых Модеста и Неофита в медных посеребрённых ризах с венцами). Икона Воскресения Господня с двунадесятыми праздниками. Икона Владимирской Божией Матери, святителя Димитрия Ростовского, святой мученицы Параскевы, икона Спасителя, сидящего на престоле (в медной позолоченной ризе, с венцом и цветными стеклами) и редкое изображение Богородицы – икона Божией Матери Плакучей, известной по иконографии XIX века в связи с заступничеством и исцелениями во время эпидемии холеры в 1830-х годах.
Церковь освещалась большим медным посеребрённым паникадилом о 27 шандалах весом 48,27 кг.
В придельном храме трапезной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая в алтаре находился дубовый престол, обложенный кипарисом, на нем был святой антиминс шелковый, голубой, освященный Преосвященным епископом Николаем, викарием Московским, 8 ноября 1833 года. Из икон в алтаре находились образа: Спасителя, великомученицы Екатерины, Владимирской Божией Матери. За престолом располагались иконы Знамение Божией Матери с изображением Святителя Николая на обороте, в медной посеребрённой ризе с серебряным позолоченным венцом, с рукоятью, и Смоленской Божией Матери, также с изображением Николая Чудотворца на обороте и с рукоятью.
Иконостас придела во имя Святителя Николая был столярной работы с резьбой, окрашенный, о двух ярусах. Царские врата были резные с иконами Благовещения и четырех евангелистов. Местный ряд иконостаса состоял из следующих икон: храмовый образ Святителя Николая (высотой 42,2 см и шириной 37,8 см, в серебряной ризе, венец и убрус серебряные, позолоченные, вокруг венца два ряда стеклянных бус, ряд камней и жемчуга; при иконе находился ковчег с частицами мощей трех святых), Покрова Пресвятой Богородицы, Казанской Божией Матери, Воскресения Христова, архистратига Михаила и великомученика Георгия. Второй ярус — иконы праздничного чина. Иконостас заканчивался крестом с изображением Распятия Господня. Никольский придел освещался посеребрённым двухъярусным паникадилом весом 7,3 кг.
В Ильинском приделе на престоле находился древний антиминс XVIII века, датированный 23 февраля 1762 года, подписанный митрополитом Московским Тимофеем Щербатским. За престолом находились: крест с изображением Распятия Господня и иконы Знамения Богородицы (на обороте образ преподобного Сергия) и Смоленской Божией Матери (с изображением на обороте пророка Илии).
Иконостас Ильинского придела, так же, как и Никольского, был столярной работы о двух ярусах с резными окрашенными царскими вратами с иконами Благовещения и четырех евангелистов. В местном ряду были иконы Спасителя, святого пророка Илии, Триипостасного Бога, Печерской Божией Матери, Святителя Николая, Тихвинской Божией Матери и Боголюбской Божией Матери. Посередине трапезы было паникадило медное посеребрённое, двухъярусное, весом 24,5 кг.
В ризнице храма хранились Евангелия (1800, 1855, 1859 и 1748 годов издания), 4 серебряных вызолоченных напрестольных креста, священнослужебные сосуды (на одном потире была надпись: «О памяти и оставлении грехов иерея Евдокима и Февронии 1856 года»), книги («Слова Иоанна Златоуста» 1787 года, «Поучительные Слова блаженного Петра Хрисолога» 1794 года, «Обличение раскольникам» 1745 года и Духовный Регламент 1721 года издания), кадила, рипиды, облачения и т.п.
Из хозяйственных документов имелись: план и фасад церкви от 20 июня 1861 года, храмозданная грамота 1815 года, межевые планы церковной земли 1767 года, межевая книга на церковную землю 1767 года.
На колокольне было шесть колоколов разного веса, из которых самые большие датированы 1799 годом (103 пуда – 1687 кг) и 1859 годом (203 пуда – 3325кг).

В 1876 году архитектором Л.Н. Львовым был составлен проект надстройки двух ярусов колокольни проекта 1815-1827 годов. Он был утвержден Строительным отделением Губернского правления и осуществлен в 1876-78 годах.

В своей пояснительной записке архитектор писал: «На существующей при церкви каменной колокольне предполагается надстроить 2 яруса, по исследованию в натуре фундамента колокольни оказалось, что подошва фундамента основана на глубине 3 и 3/4 аршина (2 м 66 см), толщина существующих стен колокольни 3/4 и 1 1/2 аршина (1 м 24 см и 1 м 6 см), внутри круглая форма, углы оной по диагонали до 4 аршин (2 м 84 см), высота предполагаемой каменной накладки обоих ярусов должна быть до 6 сажень (12 м 80 см), толщина стен в три кирпича, кладка тычковая, в столбах и в пятах арок прокладная лещадь, железные связи в обоих ярусах в два ряда… Главу колокольни предполагается устроить деревянную с покрытием железом».
Проект состоял из трех чертежей: фасада всего здания (трапезной и надстроенной колокольни), плана церковного здания и уровней (ярусов) колокольни и плана местности.

11 ноября 1879 года к Покровской церкви был определен новый священник – Иоанн Федоров Покровский.

О. Иоанн Федоров Покровский родился в 1854 году в Московской губернии, сын священника. Обучался Вифанской духовной семинарии. По окончании курса в 1876 году был уволен в Епархиальное ведомство. С 1877 года был учителем в Перхушковском народном училище Звенигородского уезда, потом, в 1878 году учителем Вяземского училища, в ноябре того же года стал псаломщиком Введенской церкви при Мариинском женском училище. После этого в течение 37 лет, с 1879 по 1916 год был священником Покровского храма.
К 1880-1892 годах и вторично с 1902 года о.Иоанн состоял законоучителем Кудиновской школы. 9 апреля1886 года за усердное служение Церкви Божией и труды по народному образованию был награжден набедренником, 20 марта 1892 года – скуфьей, а 6 мая 1900 года – камилавкой. С 1894 по 1897 год о.Иоанн состоял законоучителем Сафоновской народной школы. С 1902 года занимал должность следователя по духовным делам в Успенском благочинии. С 1890 года приводил к присяге в Васильевском волостном управлении. С 1895 года был членом уездного отделения Православного Кирилло-Мефодьевского братства. С 1893 по 1901 год вел религиозно-нравственные чтения с общенародным пением в Каменской школе и такие же чтения в осенне-зимнее время в своем храме. В 1897 году открыл для своих прихожан общество трезвости.
Супругу о.Иоанна звали Екатерина Алексеева. В семье было семеро детей.
В 1887 году Академия Художеств рассылала в приходы Русской Православной Церкви анкеты, разработанные Московским Археологическим обществом с целью выделить наиболее интересные памятники России. В феврале 1887 года ответы на вопросы дал о. Иоанн.

Основываясь на хранившихся в церковном архиве древних ставленных грамотах священников Покровской церкви, о. Иоанн отнес основание храма в Кудиново ко времени до1600 года. Каменная церковь датируется 1835 годом. Объем церкви: высотой 20 аршин (14 м 22 см) длиной с трапезой вместе 43 аршина (30 м 58 см), шириной собственно храм 15 аршин (10 м 66 см), а трапезная – 30 аршин (21 м 33 см). «Церковь вся из кирпича с частичной облицовкой белым камнем. Стены гладкие без украшений. Железная кровля устройства 1835 года выкрашена в 1875 году». Глава церкви была увенчана дубовым восьмиконечным крестом, обшитым цинком и вызолоченным. В храм вело три двери – с запада, севера и юга. С западной стороны была устроена паперть. Церковь построена в виде квадратной палаты. Алтарь отделялся от храма каменною стеною с тремя пролетами от Царских врат и двух боковых алтарных дверей. Престол один.
Трапезная теплая церковь устроена в виде палаты с двумя приделами и отделялась от храма глухой стеной с пролетом посередине в виде арки. В настоящей церкви свод устроен стрельчатый, а в трапезе своды в виде круговой дуги, без опоры на столбах. Первоначально пол был лещадный, позже во всем храме сделан цементный.
Центральный иконостас «нового устройства», сделан из дерева, по местам обложен позолоченной резьбой, пятиярусный, по сторонам от Царских врат имелись гладкие вызолоченные столбцы (в трапезных приделах столбцы вызолоченные резные).
На колокольне упоминаются шесть колоколов, из которых самый большой был отлит на заводе Самгина в Москве в 1880 году, при священнике Иоанне Федорове Покровском и церковном старосте Федоре Жохове, и весил он 347 пудов.
Внутри храма были росписи. По углам свод был расписан изображениями ангелов и евангелистов, на боковых стенах располагались изображения равноапостольного князя Владимира с порфирой и державой в руке и в шапке с крестом, князя Александра Невского – в латах с крестом в руке, с каской на главе, поверх лат надета накидка.
Из древних икон храма упоминаются Троеручица, две иконы Казанской Божией Матери, Ангела Хранителя, Николая Чудотворца, 12 праздничных икон. Из древних предметов перечислены оловянный потир, две дарохранительницы и лжица.

К концу XIX века проектные работы по Покровскому храму села Кудиново вел московский архитектор А. Латков. В 1894 году им были выполнены проектные чертежи новой каменной ограды церкви и план местности с обозначением церковной территории.

В 1899 году причт и прихожане нашей церкви решили вместо построенной в 1827 году и перестроенной в 1876-78 годах каменной колокольни построить новую высокую колокольною. Проект был выполнен архитектором А. Латковым в 1899 -1900 годах. Первоначально (28 марта 1900 года) Строительное отделение не приняло проект, обязав Латкова исправить свои предложения с учетом замечаний губернского архитектора. После исправлений план был одобрен и началось строительство новой колокольни.

По окончании строительства в торжественной обстановке на колокольню подняли почти шеститонный колокол.
В конце XIX века началось особенно интенсивное промышленное развитие села Кудиново, чему способствовала проходящая рядом Московско-Нижегородская железная дорога. Около сельца Василева открылось электроугольное предприятие (основа будущего завода «Электроугли»).

В 1897 году часть прихода храма, а именно, жители сел Горки, Исаково, Сафоново, Каменка и Соколово обратились к митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Ляпидевскому) с просьбой о разрешении построить на новом месте каменный храм во имя Святой Живоначальной Троицы на средства купца П.Г.Брунова и прихожан.

Разрешение на строительство церкви было получено от самого Государя Императора Николая II в память его священного коронования. Первоначальный проект храма был составлен московским архитектором В.О.Грудзиным, а затем переработан архитектором Крюкиным и выполнен в византийско-новорусском стиле. В 1900 году храм без колокольни был построен и освящен. С этого года в нем начали совершаться богослужения. В 1908 году возвели трехъярусную колокольню. В храме было три престола: главный – во имя Святой Живоначальной Троицы, – был освящен в 1900 году; южный – во имя Апостолов Петра и Павла (1903 г.), северный – во имя Черниговской-Гефсиманской иконы Божией Матери (1908 г.). Первым настоятелем храма (до 1919 года) был о. Василий Крылов.

К 1901 году, когда в с. Каменка (ныне г. Электроугли) был построен храм во имя Святой Живоначальной Троицы, приход разделился на два самостоятельных. К этому же времени (1900-1901 гг.) относятся ремонтные работы в деревянной часовне сельца Василева и строительство каменного часовенного столба в деревне Белой.

15 ноября 1901 года отец Иоанн Федоров Покровский открыл в своем приходе церковно-приходскую школу. В 1902 года батюшка становится наблюдателем.

В храме уже служат новые люди: с 18 июня 1897 года Преосвященным Нестором, епископом Дмитровским, к храму определен новый псаломщик Александр Николаев Дубров.
Александр Дубров родился в Московской губернии, диаконский сын, учился в низшем отделении Перервинского духовного училища, в 1872 году был определён в Троицкую церковь села Щапова, в 1890 году служил в Успенской церкви села Андреевского Коломенского уезда. В сентябре 1891 года уволился за штат, а в 1897 году был определён в наш храм.
С 16 мая 1890 года по указу Преосвященного Александра, епископа Можайского, к храму определена новая просфорница, вдова умершего псаломщика Московской Николаевской церкви, что в Звонарях, Александра Сергеева.
С 19 ноября 1902 года диаконом нашей церкви стал Григорий Михайлов Никольский.

К приходу в 1904 году относились: село Кудиново, дер. Белая, дер. Булгакове, дер. Демидово, дер. Черепково, сельцо Василево. Всего было 199 дворов, 970 мужчин и 1056 женщин.
В 1908 году причт храма обратился в Духовную Консисторию с просьбой сдать в аренду часть церковной земли Боровскому мещанину Ивану Федорову Капырину. Среди подписавших прошение было имя нового псаломщика Петра Борисоглебского.

В июне1909 года священник Покровской церкви Иоанн Федоров Покровский, церковный староста Гавриил Жохов и многочисленные прихожане обратились в Московскую Духовную Консисторию с прошением: «В приходе нашем часто бывают крестные ходы по деревням в память избавления местности от бывшей в давнее время холеры, по случаю безведрия, бездождия и т.п. В летнее время в июле и августе месяцах приносятся в наш приход чудотворные иконы из разных монастырей. Как то: преподобного Сергия из Лавры, преподобного Саввы из Звенигородского Саввинского монастыря. Тихвинской Божией Матери и преподобного Стефана, Спасителя из Берлюковой пустыни. Все эти иконы встречаются и провожаются массой народа с крестными ходами, причем нередко случается, что иконы из местного храма и хоругви нести некому; способных к этому делу людей вовремя не собирается и выходили замешательство и потеря времени. Поэтому, радея о благолепии церковном, о порядке и благочинии при крестных ходах, мы решили просить… разрешить нам учредить Общество Хоругвеносцев…» В ноябре 1909 года Кудиновское Общество Хоругвеносцев было открыто.
Общество имело свой Устав, специальный нагрудный знак, парадную форму.

В 1910 году Хозяйственным Управлением Святейшего Синода была проведена страховая оценка церквей по епархиям России. Согласно страховой оценке нашей церкви, проведенной 15 июля 1910 года, храму принадлежали следующие постройки:
«1. Покровская церковь каменная, крытая железом, построенная в 1835 году. Оценивается вместе с иконостасом в 28000 рублей.
2. Дом – церковная сторожка и сарай из досок, крытые железом».
Опись производил священник Иоанн Покровский.

14 августа 1912 года прихожане церквей сел Кудиново, Каменка, Купавна, Лосиный завод вместе с настоятелями этих церквей о. Иоанном Покровским, о. Василием Крыловым, о. Димитрием Богоявленским, о. Николаем Ансеровым совершили паломничество в Николо–Берлюковскую пустынь, пройдя крестным ходом за 10 часов 25 верст. Более 2000 паломников, несших 12 пар хоругвей и большое число икон, шли через села, встречавшие их торжественным колокольным звоном. Навстречу паломникам из монастыря вышли о. Петр и монастырская братия. Как и было положено, паломники приняли участие в монастырских богослужениях и на следующий день после причастия отправились в обратный путь. Свыше пяти верст провожал их о. Петр с братией, весь этот путь читавший акафист Спасителю. «В лежащих попутно селах духовенство и жители встречали паломников крестными ходами, в селениях служились молебны под открытым небом при общенародном пении».

Подобный крестный ход был повторен в 1916 году, 14 августа. В нем приняли участие прихожане сел Кудиново, Каменка, Купавна, Балабаново. Более 1000 паломников с 16 парами хоругвей под руководством о. В.В.Крылова (из церкви Живоначальной Троицы в Каменках), собравшись в селе Каменки, снова совершили паломничество в Николо-Берлюковскую пустынь.
Кудиновских хоругвеносцев неоднократно приглашали на крестные ходы в другие приходы. Так, в 1915 году они приняли участие в трехдневном празднике Кресто-Воздвиженской Иерусалимской обители Подольского уезда. На Преображение Господне хоругвеносцы шли крестным ходом с Иерусалимской чудотворной иконой из Бронниц в Подольск.

В причте нашего храма в 1915 году происходили неоднократные замены псаломщиков. 17 февраля 1915 года из нашего храма был переведен в другую церковь псаломщик Николай Вознесенский, бывший старшим братом о. Василия Вознесенского из с. Каменка. С 4 марта его заменил псаломщик из Покровской церкви села Покровского Бронницкого уезда Николай Горский. До 31 декабря 1915 года в храме служил псаломщиком Алексей Магницкий, а 21 января 1916 года его сменил бывший псаломщик церкви Иоанна Предтечи села Ивановского Серпуховского уезда Леонид Богоявленский.
С 6 сентября 1916 года вышел указ о переводе о. Иоанна Покровского, бывшего к тому времени благочинным округа Богородского уезда, в Преображенскую церковь села Нестерова Рузского уезда. А священника этой церкви о. Виктора Смирнова перевели в нашу церковь.

Но 8 сентября 1916 года о. Иоанн Покровский умер. Ему было 60 лет, из которых 40 лет он служил Церкви. Отец Иоанн имел многие награды, включая орден Святой Анны III степени.
Парастас совершали 10 священников. Божественную литургию служил владыка Александр Холмогоров. Ему сослужили 8 священников и 4 диакона. Слово об отце Иоанне произнес отец Ф.И.Введенский из Москвы. После службы гроб вместе с иконами и хоругвями обнесли вокруг храма.

Происходило это в царствование последнего российского императора Николая II. Внутреннее и внешнее положение в России все более и более усложнялось. Тяжелейшими испытаниями для народа стали Первая Мировая война и растущие революционные настроения. После Октябрьского переворота 1917 года в России установилась безбожная Советская власть. Сразу начались гонения на Церковь и Православие. К годовщине установления нового порядка по всей стране прокатился красный террор, тысячами были мучимы епископы, священники и миряне. Но именно в страшные дни русской революции, среди огня и орудийной пальбы на Руси было восстановлено патриаршество.

Поместный Собор Русской Православной Церкви 13 августа 1918 года, в день именин Святейшего патриарха Тихона, установил праздник всех святых, в земле Российской просиявших. Патриарх Тихон написал службу и акафист иконе Божией Матери Державной, явленной перед революцией, как благословение, утешение и заступление всему народу Российскому.

Церковь пытались уничтожить не только извне, но и изнутри. Обновленцы называли себя «церковными революционерами». От Церкви отделилась Катакомбная церковь и те из верующих, кто встал на путь неприятия и противления новой церковной власти.

В 1918 году государство постановило отобрать у Церкви земли и церковное имущество.
К 1919-1920 году в стране сложилось катастрофическое положение с продовольствием, масса людей голодала, как следствие, вспыхнули эпидемические заболевания, особенно холера. Появляются концентрационные лагеря, начинается борьба с дезертирством и укрывательством от воинской повинности, вводится обязательная трудовая повинность…
В нашем храме тяготы, обрушившиеся на Церковь, разделили священник Виктор Владимирович Смирнов и временно допущенный к исполнению обязанностей диакона (но так и оставшийся служить до 1932 года) иеродиакон Покровского монастыря Геннадий (в миру Синицын Георгий Иванов), а также первый псаломщик Александр Павлов Дроздов, исполнявший должность второго псаломщика крестьянин деревни Белой Иван Андреев Трещалин, который заменил уволившегося 21 марта 1918 года за штат псаломщика Виктора Величкина, и просфорница Клавдия Павлова Стогова.

Иеродиакон Геннадий родился в 1882 году. Происходил из крестьян села Мячкова Бронницкого уезда. В 1894 году окончил курс наук Начального городского Московского Николаевского училища. В 1904 году поступил послушником в Стефано-Махрищский монастырь Московской епархии. В 1911 году пострижен в монашество с именем Геннадий и переведен в Свято-Духовской Виленский монастырь. В 1912 году рукоположен в иеродиакона. В августе 1915 года был командирован с мощами святых мучеников Виленских Антония, Иоанна и Евстратия в Московский Ставропигиальный Донской монастырь, где служил до 1918 года. В 1918 году переведён иеродиаконом в Московский Миссионерский Покровский монастырь. 12 (25) сентября 1919 года временно допущен к исполнению обязанности диакона в Покровской церкви села Кудиново, где и прослужил почти 13 лет. По отзывам старожилов села, отец Геннадий обладал сильным, красивым голосом. Служил в храме до своего ареста, жил в церковной сторожке. Дарил детям церковные открытки… Говорят, что после Великой Отечественной войны отца Геннадия видели в Парке культуры имени Горького, он был дворником. К сожалению, о дальнейшей его жизни ничего не известно.

Псаломщик Александр Дроздов родился в 1887 году, сын диакона, окончил курс Перервинского Духовного училища. Состоял псаломщиком села Осеченки Бронницкого уезда, а в нашу церковь был переведён 29 апреля 1910 года.
Супругу его звали Александра Александровна. В 1919 году в семье было трое детей.

Клавдия Стогова родилась в 1878 году, из духовного сословия, дочь псаломщика. Окончила двухклассное Филаретовское училище.

Церковным старостой в 1919 году был Андрей Сосипатров. В приходе было 910 мужчин и 1030 женщин.
Из клировых ведомостей 1919 года известно, что доходы нашего храма за 1918 год (1200 рублей), сберегательная книжка, билеты Государственного Банка и вся церковная земля (33 десятины 2099 кв. сажень – более 40 га) были изъяты Васильевским Волостным Советом рабочих и крестьянских депутатов. Опись церковного имущества, произведенная в 1910 году, была проверена Волостным Советом в 1918 году и изъята вместе с копией. Так началось разграбление храма.
К сожалению, нет сведений о том, что стало с отцом Виктором Смирновым. В нашей церкви он прослужил менее четырех лет.
С 1920 года в Покровском храме с. Кудиново начинает служить новый священник – Александр Павлович Цветков.

Священник Александр Цветков родился в 1885 году, происходил из духовного звания, окончил духовную семинарию при Андрониковом монастыре, после учёбы был учителем в Обираловке (ныне г. Железнодорожный), затем с 1914 года был священником в Воскресенской церкви села Родинки Богородского уезда. Село было очень маленьким, без школы, и когда у отца Александра подросли четверо детей, он попросил, чтобы его перевели служить в другое место.

Так в 1920 году отец Александр переехал в с. Кудиново. Вместе с ним служили иеродиакон Геннадий и псаломщик Александр Дроздов.
По отзывам очевидцев, отец Александр был очень добрым, хорошим человеком, никогда не жаловался на тяжёлую жизнь, как мог, помогал прихожанам. У него была большая семья — двое сыновей и пятеро дочерей. Жена его, Ксения Фёдоровна, тоже работала в церкви, продавала просфоры.

На долю отца Александра выпало пережить время основного разграбления храма. Служил до дня своего ареста 24 января 1932 года. Как вспоминают очевидцы, когда арестованного батюшку привели в сельсовет, он всё спрашивал: «За что меня арестовали?» И никто не мог ответить ему. Заступиться за него люди не могли, очень боялись новой власти.

Умер отец Александр 8 октября 1933 года в лагере для заключенных на станции Потьма Рязанской области и там же похоронен. Есть сведения о том, что его невестка привезла разрешение забрать его из лагеря как раз в день его смерти.

В 1921-22 годах по всей стране развернулась кампания по изъятию церковных ценностей. Сохранились документы Кудиновского сельсовета, отражающие события того времени.
18 августа 1921 года представителями новой власти была составлена опись наиболее ценных предметов храма для Комиссии по охране памятников искусства и старины.
Как подлежащие учету и охране отмечены: «Евангелие 1800 года в серебряном окладе, крест с чернетью серебряный XVIII в., две иконы Казанской Божией Матери в серебряных ризах XVII и XVIII вв., икона Архангела Гавриила в ризе XVII в., шитая золотом икона XVII в. из алтаря придела Николая Чудотворца, икона Николая Чудотворца с ковчегом XVII в., икона Спасителя XVII в., оклад иконы Троеручица XVII в., икона Коневской Божией Матери, особо почитаемая, требующая исследования как очень древняя».
27 апреля 1922 года был составлен протокол изъятия ценностей из Покровской церкви на основании постановлений ВЦИК. В присутствии священника А.П. Цветкова, членов Совета верующих Ф.Я. Брусникина, А.А. Михайлова, С. Харитонова, И.Т. Короткова, А.Ф. Безрукова, Р.Т. Печенкина, В.А. Скворцова и представителя сельсовета Г.Д. Конкина были изъяты для передачи в Гохран следующие ценности: потир с 5 предметами, серебряные, позолоченные; 2 серебряных позолоченных креста; 4 серебряные лампады; 5 лампад с эмалью; риза с иконы Троеручица из мелкого жемчуга с тремя алмазными звездами, 119-ю зелеными камнями; крышки серебряные позолоченные с трех Евангелий; три венца с икон Троеручица, Знамение; большой и малый оклады с иконы Троеручица; ризы с икон Божией Матери Успенская, Знамение, Коневская. Всего 55 предметов весом 48 фунтов 4 золотника (почти 20 кг).
В сельсовет предоставлялись сведения о состоянии храма, церковной утвари. Из них мы узнаем, что имущество церкви, взятое в пользование по договору от 2 ноября 1918 года группой верующих, находилось в исправности. В 1923 году была окрашена вся крыша церкви, усердием отдельных верующих были сделаны две медно-позолоченные ризы на иконы Божией Матери Успение и Троеручица, возобновлены и надеты ризы на иконы Божией Матери Знамение и Коневская.

Верующие, как могли, восстанавливали поруганные иконы. Ответственными за имущество были отец Александр и члены Приходского совета А. Гордеев, А. Михайлов, И. Полиенов и другие.

Несмотря на гонения, в двадцатых годах в храм ходило много людей. В школе преподавали дочери священников – Крюкова и Пушкинская. До сих пор помнят старожилы большой церковный хор, который приглашали на престольные праздники в соседние села. В хоре пели многие жители села, было много мужчин. Вместе со взрослыми пели дети. Сохранились некоторые имена певчих: Потапова Акулина Михайловна, Короткова Александра Андреевна, Шарова Зоя, из другого села приезжали Серафим и его жена Сусанна (которая была регентом), из мужчин пели Коротков и Жохов, у иеродиакона Геннадия был чудный голос. Репетировал хор три раза в неделю, под скрипку.

В 1926 году, 7 июня, граждане села Кудиново, деревни Белая, Большое и Малое Василево, деревни Черепково и деревни Булгаково заключили соглашение с Богородским Советом Рабочих и Красноармейских Депутатов в лице его полномочного представителя начальника Васильевского Волотделения товарища Н. Попикина о том, что они приняли в бесплатное пользование находящееся в с. Кудиново здание культа, состоящее из храма с колокольней, сторожку и все предметы культа. Под соглашением подписались 96 человек, в том числе служившие в храме священник А.П. Цветков, иеродиакон Геннадий, псаломщик А.П. Дроздов. Верующие обязались «беречь народное достояние, не допускать враждебности к Советской власти, не произносить проповеди и речи против новой власти, не совершать набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против Советской власти, подчиняться распоряжениям местного Совета относительно пользования колокольней, не преподавать религиозные вероучения детям, не переносить предметы культа без разрешения Отдела Управления, по требованию властей допускать их представителей к проверке имущества» и т.д. Церковь полностью лишилась самостоятельности.

19 мая 1927 года представитель верующих Иван Алексеевич Печенкин получил в Богородском уездном Исполкоме договор о регистрации Кудиновской Покровской церкви, религиозного Общества верующих.

Местные власти неоднократно проверяли имущество храма. В 1926 году отец Александр с членами Приходского совета Гордеевым, Михайловым, Полиеновым, Брусникиным, Печенкиным составляют новую опись имущества Покровской церкви. Заметно обеднение храма. Все наиболее ценные предметы, ризы с икон были изъяты еще в 1922 году. В описи для каждого предмета указана дата приобретения, цена, вес и материал, из которого он изготовлен. Серебра осталось немного, в основном, все было из меди и дерева.

30 августа 1928 г. был составлен акт по проверке имущества церкви в присутствии представителей от Волостного Исполкома – Левиной, от Сельсовета – Казеиновой, от ячейки Кудиновского ВЛКСМ – Дробинского, от церковного совета – Л.С. Михайлова и священника Цветкова. Из проверки видно, что из храма были похищены запрестольный серебряный крест, серебряная риза, 2 серебряные лампады. Все они были заменены медными, ризы приобретены новые, парчевые.

В тот же день, 30 августа 1928 г., обследовались помещения храма. Комиссия пришла к выводу, что внутреннее состояние помещений удовлетворительное, а на колокольне подмыт дождевой водой угол. Комиссия отметила, что сторожка обшита тесом в 1928 году, у сарая подведен в 1928 году бревенчатый низ, произведен ремонт печей. Люди по-прежнему стремились сохранить свой храм, благоустроить его в меру сил.

Закрыть меню